В последний путь. Почему история 'Торпедо' - обо всем нашем футболе

Выход в премьер-лигу, ознаменовавший, как казалось, возрождение автозаводцев, стал лебединой песней, такой же удручающе-тоскливой, как антураж на домашних матчах.

Последний всплеск жизнедеятельности «Торпедо» - это вялотекущая борьба за выживание и неутихающие фанатские скандалы: якобы уханье, раздосадовавшее представителей «Зенита», массовая драка в Туле, отборный мат, заглушающий комментатора трансляции. Команда с самой малочисленной аудиторией умудрилась обосноваться на первом месте в рейтинге околофутбольных происшествий.

В России клубы умирают часто. Многие из них пытаются спасти - стучатся в высокие кабинеты, рассказывают об исторической и социальной ценностях проекта; каждый раз в перечне аргументов обязательно значится «огромная армия преданных поклонников». Чаще всего это не более чем красивая сказка («Томь»), иногда - правда («Ротор»). В случае с «Торпедо» этот аргумент вряд ли вообще был озвучен.

Представьте себя в роли спасителя, внимательно выслушивающего пришедшего к вам на поклон. Достаточно попросить досье минувшего сезона, чтобы, ознакомившись с ним, прогнать просителя прочь: стадион «им. Стрельцова» к большинству матчей не допущен, средняя аудитория - 3700 человек (меньше только у «Уфы»), 4 матча без зрителей - рекорд РФПЛ, самые крупные штрафы за бесчинства фанатов. К какому выводу вы придете при такой кредитной истории?

Болельщицкий ресурс «Торпедо» - это сплоченная группа людей, переполненных ненавистью ко всему окружающему, в особенности к «Локомотиву», президенту Александру Тукманову и собственному положению в футбольной иерархии. Но беда клуба не в наличии этих фанатов, разжигающих на трибунах войну, - они-то есть у всех, а в том, что других болельщиков, среднего класса, так называемых кузьмичей, у него не оказалось.

А клуб без болельщиков спасать будут в последнюю очередь. Если будут вообще. Времена, когда ряды поклонников «Торпедо» пополнялись рабочими, давно канули в лету. Можно было бы упрекнуть руководство клуба в пассивной работе со зрителями. Но в существующем в стране микроклимате, когда о футболе вспоминают лишь в день официального матча сборной России, и то теперь не всегда (и не всегда добрым словом), нарастить аудиторию в принципе невозможно.

В нашей премьер-лиге один матч собирает в среднем чуть больше десяти тысяч человек. Но у нас зачем-то продолжают запихивать во дворы модные футбольные площадки, видимо, полагая, что обыватель оставит на зарядке свой смартфон и отправится пинать мяч. Если в каждом бразильском дворе поставить хоккейную коробку, Бразилия не совершит прорыва в этом виде спорта - потому что хоккей бразильцам неинтересен, и коробки будут пустовать, пока не додумаются засыпать в них песок.

«Торпедо» - отражение всего нашего футбола, уже довольно давно, по сути, подключенного к аппарату искусственного жизнеобеспечения. «Торпедо» лишь подошло к той черте, когда аппарат пора отключить и, вытерев слезу лицемерия, проводить клуб в последний путь. Впереди пышной процессии величаво возвышается знамя с буквой «Т», украшенное черно-белыми венками, золотыми кубками, медалями и портретами великих игроков. А позади - никого….








>> Блатт - все-таки не волшебник. Леброн - все-таки человек >> FAQ: как Лоран Блан превращается в топ-тренера >> Мы прозвали его Лёд. Как убийство отца изменило судьбу Керра